Мониторинг эффективности психофармакотерапии

УДК 616.89 + 616.89 – 008.43 – 447 – 07

Ганзин И.В.

МОНИТОРИНГ ЭФФЕКТИВНОСТИ

ПСИХОФАРМАКОТЕРАПИИ ПОСРЕДСТВОМ ИЗУЧЕНИЯ

ДИНАМИКИ РЕЧЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ БОЛЬНЫХ.

 

В статье представлены возможности оценки клинической динамики в процессе психофармакотерапии посредством изучения изменений речевого поведения при  помощи разработанного нами нового диагностического метода – комплексной диагностики речевого поведения при психических расстройствах.

Моніторинг ефективності психофармакотерапії за допомогою

вивчення динаміки мовної поведінки хворих.

У статті подані можливості оцінки клінічної динаміки в процесі психофармакотерапії шляхом вивчення змін мовної поведінки за допомогою розробленого нами нового діагностичного метода – комплексної діагностики мовної поведінки при психічних розладах.

 

Усовершенствование диагностического и лечебного процессов, их объективизация являются одной из актуальных задач современной клинической психиатрии [1, 2. 3]. Существует большое количество клинических шкал, опросников, позволяющих объективизировать те или иные аспекты клинической картины психических расстройств [5, 6 ]. В то же время, до настоящего времени не существовало подходов, позволяющих изучать особенности речевого поведения больных, в единстве его биофизических, социально-психологических и лингвистических характеристик.

Нами разработан новый диагностический метод – комплексная диагностика речевого поведения при психических расстройствах, позволяющий изучать все аспекты коммуникативной активности больных: вербальный (собственно речевое сообщение), просодический (невербальные аспекты речи) и кинесический (невербальное поведение, сопровождающее речь). Метод позволяет получать дополнительные диагностические  критерии психических расстройств, объективизировать дифференциально-диагностический и лечебно-реабилитационный процесс.

В качестве иллюстрации возможности оценки клинической динамики в ходе психофармакотерапии, нами изучалось речевое поведение 10 больных шизофренией, впервые госпитализированных с давним эндогенным процессом, наличием в клинической картине как выраженной продуктивной, так и дефицитарной психопатологической симптоматики и ранее никогда не получавших медикаментозного лечения (средняя давность заболевания 5,47±2,41 лет).

Клиническая динамика оценивалась клинико-психопатологически и объективизировалась с помощью шкалы PANSS-I [4] дважды: на момент психодиагностического интервью до начала терапии и через 4 недели комбинированной психофармакотерапии (средние дозы типичных антипсихотиков, антидепрессанты, ноотропы, метаболики). Речевое поведение изучалось в комплексе всех составляющих по разработанной нами методике и оценивалось также дважды: в начале терапии и через 4 недели. Приводим результаты исследования.

Перед началом лечения клиническая симптоматика больных характеризовалась хроническими галлюцинаторно-параноидными расстройствами и вытекающими из них аффектами (тревожно-субдепрессивные расстройства). Дефицитарная симптоматика была представлена эмоционально-волевыми и психопатоподобными расстройствами. Средние показатели группы по шкале PANSS – I составили (20,5±1,8) + (32,75±1,25) + (50,7±3,2) = 103,95±2,1. Через месяц лечения отмечалась, в целом, по группе редукция галлюцинаторных расстройств, купирование вторичных аффективных расстройств и снижение аффективной насыщенности и актуальности бредовых переживаний. Редукция негативной симптоматики была выражена  значительно слабее и сводилась к некоторому оживлению эмоциональных реакций, сглаживанию психопатоподобных проявлений на фоне сохраняющегося волевого снижения и выраженных проявлений дезадаптации во всех сферах. Следует подчеркнуть, что дозировка нейролептиков подбиралась индивидуально и легкие явления нейролепсии, возникшие в 3-х случаях, быстро купировались назначением корректоров. Средние показатели по шкале PANSS – I выглядели через месяц следующим образом:

(15,2±1,0) + (18,1±1,75) + (39±2,25) = 72,3±1,7   (∆ 31,65)

Сопоставим приведенные данные с динамикой речевого поведения.

Наиболее важным элементом в динамике психосемантики больных являлось формирование внутренней картины болезни и появление элементов критического отношения к ней, что способствовало более высокой мотивации к общению с врачом и медицинским персоналом, общим увеличением речевой активности больных. Менялась прагматика коммуникации, все больший удельный вес занимали стратегии, направленные на терапевтическое сотрудничество, апелляцию к помощи, уменьшались диссимулятивные тенденции, в результате чего становилось возможным оценить в полном объеме болезненную симптоматику как в «длинннике» (с момента манифестации шизофрении), так и в «поперечнике» (структура психопатологических расстройств на момент клинического интервьюирования). Психосемантические пространства, отражающие болезненную симптоматику структурировались, прослеживались сложные системы болезненных взаимосвязей  между ними, что позволяло проникнуть в суть переживаний больного. Активизировались механизмы психологической защиты, происходила смена регрессивных защит на более адекватные (интеллектуализация, рационализация). Выявленные у 4 больных выраженные проявления алексетимии не претерпели существенной, статистически достоверной динамики, что подчеркивает их вторичный, прогрессирующий характер и связь с негативной эмоционально-волевой симптоматикой. Особенности отражения объективного мира и его взаимодействия с «Я» больного изменились незначительно за счет снижения ощущения исходящей угрозы и опасности, по причине редукции галлюцинаторно-параноидной симптоматики. В целом же, субъективная картина мира оставалась прежней, что подчеркивает выраженность дефицитарных проявлений и создает неблагоприятные прогностические суждения в отношении быстрой реабилитации и ресоциализации пациентов.

Динамика семантико-прагматических характеристик заключалась в уменьшении степени дисоциированности разномодальных семантик, увеличении речевых актов с иллокутивно-перлокутивным соответствием, что отражает уменьшение выраженности формальных расстройств мышления, снижение актуальности психопатологических переживаний и усиление коммуникативной активности пациентов.

При изучении в динамике семантико-синтаксических показателей достоверная динамика обнаружена только по индексу семантико-синтаксической диссоциации. В ходе терапии он снизился со средних значений в группе: 14,38±1,76 до 6,21±1,14. Из других показателей следует отметить незначительное повышение информативной плотности текста (на 0,11), увеличение количества сложных предложений (на 2,87%) и увеличение новизны текста (на 0,13), что объясняется редукцией формальных расстройств мышления, более полным раскрытием больными своих переживаний и некоторой общей активизацией когнитивной деятельности. Остальные показатели практически не менялись, что отражает выраженность дефицитарных проявлений и их сохранность через месяц терапии. С учетом ранее описанных закономерностей семантико-синтаксических характеристик, на редукцию негативной симптоматики будут указывать снижение инверсивности и коэффициента Трейгера, повышение семантико-синтаксической полноты и отношения субъекты-предикаты. Таким образом, учет динамики семантико-синтаксических и психолингвистических показателей позволяет оценивать степень редукции негативной и позитивной симптоматики, определять прогноз.

Речевые ошибки в исследуемой подгруппе соответствовали показателям группы дефицитарных расстройств и в ходе терапии существенно не изменились. Несколько возросло количество фальстартов (на 0,07 в 1 минуту) и коррекций (на 0,06), что отражает усиление контроля за речью и увеличение объема передаваемой информации, ее сложность, внутреннюю противоречивость и аффективную насыщенность.

Динамика кинесических характеристик за месяц терапии проявилась наиболее ярко. Оживление мимики выразилось достоверным увеличением динамики мимических комплексов: 0,43±0,04 – до начала терапии и 0,63±0,03 – через 4 недели. Регистрируемые мимические комплексы отличались разнообразием; существенно увеличивалась мимика улыбки (0,19), интереса (0,17), уменьшалась выраженность мимических комплексов, свидетельствующих о патологических аффектах (мимика страха, страдания, гнева, беспомощности). Мимический канал оказался наиболее чувствительным к фармакотерапии. Позные характеристики также несколько увеличивались в динамике комплексов в единицу времени (0,26±0,03 и 0,35±0,05). Уменьшилась доля статичных поз, существенно уменьшилось количество двигательных стереотипий (0,21 и 0,09). Жестовый канал несколько активизировался в динамике (0,27±0,03 и 0,33±0,04) и существенно не менялся в структуре.

Просодические характеристики отражали динамику психопатологических синдромов, по мере редукции которых звучание речи приближалось к таковой в контрольной группе, однако, микрокататонический просодический синдром редуцировался наиболее медленно и был связан с выраженностью и сохранностью дефицитарной психопатологической симптоматики. Динамика основного тона существенно не менялась (0,73±0,05 и 0,77±0,44), в то время как существенно увеличивалась динамика темпа речи (0,71±0,05 и  0,97±0,09).

Таким образом, изучение речевого поведения больных и его динамики в ходе психофармакотерапии позволяет объективизировать редукцию психопатологических расстройств, прогнозировать особенности их течения, определять выраженность и стабильность дефицитарной симптоматики, что имеет важное значение в осуществлении реабилитационных мероприятий, в решении медико-социальных и экспертных вопросов.

Литература

  1. Винокур Т.Г. Говорящий и слушающий: Варианты речевого поведения. – М., 1993.– С.16-121.
  2. Кутько И.И. Акутальные проблемы научных исследований в области психиатрии на современном этапе //Діагностика та лікування психічних захворювань в Україні: Матер. міжнар. конф.– К.: Акміс.– 1995.– С.31-32.
  3. Сердюк А.И., Михайлов Б.В., Короп А.Ф. Методика объективизации эффективности психотерапии соматических больных.– Харьков, 1998.–     28 с.
  4. Key S.P., Opler L.A., Fitsbane A. PANSS – I  //Schizophrenia Bull.– 1999.- N37.– P.261-275.
  5. Spitzer R.L., Williams B.W. Instruction manual for the structured clinical iterview for DSM-III (SCID) /Biometrics research department; State Psychiatric Institute.– N.-Y., 1985.– P.171-212.
  6. West E. Consultation – liaison psychiatry to neurology and medicine //First international Luria memorial conference /Red. By: E.Homskaya, J.Glozman, D.Tupper.– M.: Phys. Dep. of Mosc. Un-ty.– 1997.– P.125.

Monitoring of efficacy of a psychopharmacotherapy by means of

dynamics study of speech behaviour of the patients.

In paper the opportunities of an evaluation of clinical dynamics are submitted during a psychopharmacotherapy by means of changes study of speech behaviour through designed by us of a new diagnostic method – complex  diagnostics of speech behaviour at mental disorders.

 

 

Ганзин Игорь Викторович – зав. отделением невротических и соматоформных расстройств Крымской республиканской клинической психиатрической больницы №1, кандидат медицинских наук.

Адрес: 95004, г.Симферополь, ул. Р.Люксембург, 27;

Тел.раб.: 27 – 10 – 23;

Тел.дом.:  26 – 76 – 30.

 

В закладки: постоянная ссылка.

Комментарии недоступны